"Лорри" готова перевести бизнес за рубеж

Юрий Ступак, гендиректор «Лорри», предложил Владимиру Путину отменить двойное налогообложение перевозчиков. Если ситуация на рынке не изменится, он готов открыть фирму в Казахстане или Белоруссии.

После диалога с президентом РФ в Ново-Огарево, где ВЛАДИМИР ПУТИН встречался с участниками съезда Союза транспорт¬ников России, ЮРИЙ СТУПАК прославился на всю страну. На примерах из жизни г-н Ступак объяснил главе государства, сколь неэффективна вертикаль власти. Речь шла о налогах за ввоз иностранных грузовиков — с сентября 2012 г. к таможенной пошлине добавился утилизационный сбор. Президент, которого вопросы Юрия Ступака застали врасплох, обещал помочь. Гендиректор «Лорри», впрочем, больше озабочен тем, что жалобы первому лицу страны остаются единственным способом борьбы с бюрократическими рогатками.


— На самом деле я задал Владимиру Путину два вопроса, — уточняет Юрий Ступак. — Первый касался деятельности иностранных транспортных компаний на территории РФ. До 4 мая 2012 г. была огромная несправедливость при наказаниях штрафами наших перевозчиков в Европе и европейских — вРоссии, если они работают без специальных разрешений. В Польше,ГерманииИталии и других странах за это назначают штраф от двух до девяти тысяч евро. В Италии до решения суда, которое можно ждать три месяца, машину забирают на штрафстоянку — выходит еще по 100 евро за каждый день. Просто так не уехать. Но за точно такие же нарушения иностранцев вРоссии штраф — 1,5 тыс. руб. (в реальности — взятка до 1 тыс. руб.). Потом вышел ФЗ № 31, который доводил штрафы иностранным перевозчикам до 400 тыс. руб. Мы аплодировали! Думали, наконец-то Россия не будет проходным двором. Однако полугодовая практика показала, что никто из нарушителей не заплатил — только потому, что водителей с машинами отпускали на все четыре стороны. Закон оказался мертворожденным — иностранные перевозчики продолжают ездить без разрешений. О моем втором вопросе президенту про налоги на иностранные автомобили все уже в курсе.

Что бы вы делали, если бы вам не удалось открыть глаза Путину?
— Я бы повесился! Это означало бы, что власть равнодушна к вопросам, которые не дают мне спокойно спать. Знаете, почему мое выступление оказалось для президента в диковинку? Очень просто — все темы, которые собирались поднять участники съезда, были известны заранее. Большую часть проблем не советовали поднимать люди из администрации президента или изминистерства транспорта. Под предлогом, что работа по этим направлениям уже ведется и говорить не о чем. Из 25 вопросов, которые готовил съезд к встрече с Путиным, в списке осталось десять.

Ваши вопросы там были?
— Нет. Но я — наглый. Жаловался экспромтом.

То есть вы заранее убедили себя, что другого способа одолеть бюрократическую машину нет?
— Давайте по порядку. Проблема с двойным налогообложением известна и нашей ассоциации (АСМАП), и Союзу транспортников России. Их руководители не раз обращались по этому поводу и в министерство, и в правительство, но одолеть бюрократическую машину не смогли. 2 сентября мы написали письмоДмитрию Медведеву — ни ответа, ни привета.

Но министр промышленности же знал о ситуации с утилизационным налогом. Он сам об этом сказал. Почему он не принял мер, чтобы все исправить?
— Знал. Он даже сказал Владимиру Владимировичу: зато мы не повысили ввозную пошлину до 25%. На что Путин ответил: спасибо, что еще не бритвой по глазам.
По словам министра, он хотел защитить отечественных производителей автотехники. Действительно, в Калуге есть завод Volvo, который выпускает тяжелые грузовики.
Но только автомобили стандарта Евро-3, а это Евро-3 сегодня дороже, чем машины Евро-5, купленные на бельгийском заводе в Генте. Если я пригоню машину из Гента, заплачу таможенную пошлину и 220 тыс. утилизационного взноса, мне придется добавить еще 11 тыс. евро, чтобы купить машину в Калуге. Поддерживать российского производителя я могу только себе в убыток.

Это какая-то уникальная ситуация в России или так повсюду?
— Сегодня у наших друзей на едином экономическом пространстве — и у казахов, и у белорусов — нет утилизационного сбора. И ввозная пошлина — всего 5%. Я уже изучаю законодательство Беларуси и Казахстана, чтобы следующие автомашины ввозить в одну из этих стран. Сейчас мы как раз готовим контракт с компанией Volvo на 300 автомобилей — их поставят в 2013 г. Если ничего не изменится, наверное, откроем компанию «Лорри-Каз» или «Лорри-Бел» и зарегистрируем машины там. Наши налоги пополнят казну иностранных государств.

С тех пор как вы вернулись домой, что-нибудь изменилось?
— Стало только хуже. Когда я разговаривал с президентом, у «Лорри» было десять новых грузовиков, а 29 сентября пригнали еще пять. Все они стоят у нас в гараже, потому что таможенники не отдают ПТС. Водители не получаютзарплату. А грузы с предприятий ВСМПО-АВИСМА и «Урал¬электромедь», для которых мы покупали эти машины, возят белорусы, прибалты и поляки. Потому что заводы не остановишь, контракты надо выполнять.

А ПТС почему не отдают? Вы чего-то недоплатили?
— Мы заплатили и пошлины, и утилизационный сбор в размере 220 тыс. руб. на каждый автомобиль. Но в документе «Одобрение типа транспортного средства» (ОТТС), который мы представляем в таможню, указана вилка для полной массы снаряженного автомобиля — от 18 до 22 т. Раньше мы завозили в Россию 20-тонные машины, за которые по новым правилам нужно платить 435 тыс. руб. утилизационного взноса. Теперь, по нашей просьбе, компанияVolvo подготовила нам машины с массой 19 т. Мы их пригнали и предъявили таможенникам. Они сразу поинтересовались: почему 19 тонн вместо 20? Я объясняю: чтобы не платить лишних денег. Тогда они назначают автотехническую экспертизу, призванную выяснить, правильно ли начисленутилизационный сбор. И проводят ее с 12 сентября. А я без ПТС не могу поставить машины на учет.

И никак не решается?
— Никак. Я уже прошел все инстанции. Был на Орджоникидзевском таможенном посту, у руководителей екатеринбургской таможни, у замначальника Уральского таможенного управления. Предложение у них одинаковое: заплати 435 тыс. руб., а если вдруг окажешься прав, лишнее потом вернем. Но я же знаю, как государство деньги возвращает…

Какие у вас прогнозы — чем все закончится?
— Я верю Путину, что я могу сказать. Думаю, оба вопроса решатся. Только — как быстро? Я далек от мысли, что президент забудет о своих обещаниях, но встреч, подобных нашей в Ново-Огарево, у него множество. Не знаю…

Источник: http://ekb.dkvartal.ru